Тюменские сюжеты 14.08.2013

Прерву свой не особенно бодрый рассказ о Португалии впечатлениями от своей поездки в Россию.

Моё пребывание в Тюмени запомнилось мне несколькими характерными сюжетами.

Сюжет первый. Начало — полдела

Из двух чемоданов, сданных нами в аэропорту Амстердама, в Шереметьеве нас встретил только один. Второй, как нам сообщили, «не погрузили». Механизм произошедшего мне немного неясен, ведь чемоданы сдаются оба одновременно — как у них может настолько по-разному сложиться судьба?

Ну да ладно, не оставалось ничего иного, как отправиться заполнять многочисленные квитанции претензий. Естественно, мы оказались не единственными счастливчиками, таких было человек пять.

Один, голландец, резонно вопрошал: «А нафига я платил за метку "Priority", если мой багаж вообще потеряли?» Меня так и подмывало ему ответить, что такой багаж, видимо, теряют в первую очередь.

Другого, тоже иностранца, не говорившего по-русски, послали к таможенникам, и я слышал, как один из них спрашивал другого: «Слышь, а как у него спросить, что там было?»

Я, в общем-то, вполне допускаю, что чемодан действительно изначально потерялся в Амстердаме. Но подобные сбои в сочетании с российским сервисом приводят к катастрофическим результатам.

На следующее утро, когда я уже прилетел в Тюмень, я получил смс-ку, что чемодан был отправлен в Москву следующим же рейсом. «Ну, осталось теперь дождаться его в Тюмени», — наивно подумал я.

Дальше началось бесконечное ожидание. Ни один из двух московских телефонов, указанных на бланке претензии, принципиально не отвечал в указанные на нём «office hours». Круглосуточный телефон в багажном отделении Тюменского аэропорта изредка отвечал, но требовал крайней настойчивости. Порой приходили смс о том, что чемодан «будет отправлен таким-то рейсом», но всякий раз это оказывалось неправдой.

Сравнительно счастливый конец истории наступил через четыре дня, причём нам самим (!) пришлось ехать за чемоданом в аэропорт Рощино. Ни извинений, ни даже информации о его прибытии не было никакой. Летайте самолётами «Аэрофлота», в общем.

Сюжет второй. Железной леди и не снилось

Тюмень. Знакомая девушка предложила встретиться в новом, «приличном» баре под скромным названием Thatcher.

Встреча закончилась, не начавшись. В бар, где она меня уже ждала, меня не пустили.

Всё дело в том, что у них там дресс-код, запрещающий всякому отребью (навроде меня) заявляться туда в шортах. Это, к слову, при +30° в тени. Я же, расслабившись за пять лет жизни в Европе, как-то забыл смокинг дома. Ведь это Тюменский микрорайон, бэйби — окружённый изящными девятиэтажными бетонными коробками, опутанный метровыми трубами теплотрассы и присыпанный пылью глубиной по щиколотку в отдельных местах. Для полноты картины добавлю, что моя знакомая тоже пришла в шортах, причём таких коротких, насколько вообще могут быть короткими шорты, и к ней никаких вопросов не возникло.

Если вы всё ещё полагаете, что это недоразумение, а не системная проблема, спешу вам сообщить, что в соседнюю забегаловку по имени «Бухара» меня тоже не пустили (опять же пропустив девушку), с той же формулировкой.

Из всего этого можно сделать простой вывод, что ресторанная сфера в Тюмени элементарно зажралась, если позволяет себе так фильтровать клиентов. Но оно и понятно, для русского сходить в ресторан — знаковое событие. При уровне жизни в несколько раз ниже европейского, ресторанные цены в Тюмени выше голландских в среднем раза в полтора-два. Отсюда и понты отношение.

Сюжет третий. Что не делается — всё к лучшему

Во дворе дома, где я останавливался, затеяли грандиозный ремонт. В течение всех двух недель, что я там провёл, ровно в восемь утра каждый день, включая выходные, под окном (открытым, естественно) раздавался рёв мощного трактора, не утихавший до самого вечера.

Всё это, в общем, можно понять, конечно — ремонт этому двору уже давно был необходим. Особенно расширение парковки, потому что машины всё чаще ставились где попало и как попало. К тому же работают гастарбайтеры довольно споро и бо́льшая часть двора к моему отъезду уже была завершена.

Но в предпоследний день строители соскребли экскаватором старый асфальт около дома и так всё и оставили. Оцените:

По этому невозможно даже ходить. А что, например, делать людям с детьми, колясками, или, упаси Боже, инвалидам?

Сюжет четвёртый, смежный

Водосток, усовершенствованный строителями. Просто фото:

Россия, XXI век. Нанотехнологии бороздят Большой театр.

Функциональные достоинства этой конструкции (вода вместо газона выводится на тротуар) я даже не возьмусь обсуждать, это явно что-то из области дзен.

Сюжет пятый. Дом Шрёдингера

В самом центре Тюмени есть дом с нехорошей репутацией и народным названием «муравейник». Спешу поздравить его жильцов — эта репутация получила официальное подтверждение:

Вы ошибётесь, если подумаете, что дом обнесён забором, ну или хотя бы ленточкой с предупреждающими надписями. А эта табличка как бы говорит нам: если интересно и не трус — подойди и прочитай. А подойти придётся, так как табличка маленькая. А над ней балконы. Ну и, разумеется, в нём живут. На всех тринадцати этажах.

Сюжет шестой. Сила убеждения

Мы с детьми были на пляже, а неподалёку шлялся и всех по очереди донимал какой-то то ли пьяный, то ли обколотый идиот. Матерился на весь пляж и бахвалился, что он бывший десантник.

В конце концов он, конечно же, подгрёб и к нам. Уселся на корточки рядом и попытался «завязать разговор». В общем, я так на него пристально посмотрел, что он сказал: «Я лучше отойду». Молодец, значит, всё-таки что-то соображал. Больше подойти не пытался.

Сюжет седьмой. Приятный

Аэропорт Шереметьево в целом не так уж плох. Довольно чистый и удобный, везде бесплатный Wi-Fi и розетки на 220 В. В некоторых ресторанах даже нормальные цены (а в некоторых — совершенно невменяемые, как, например, чай за € 10 — я такой цены даже в Париже не встречал).

В терминале D проводилась экспозиция исторических фото компании KLM, посвящённых 55-летию авиасообщения Амстердам-Москва. Периодически в зале выступали девушки-акробатки в костюмах KLM, которых я заснял на видео: